`Нечто
`бесконечное
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

`Нечто > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Сегодня — четверг, 16 августа 2018 г.
Котики Огненная miss 13:31:48
Время, от времени пользователи Яндекса натыкаются на его эм...ленту что ли)
Ну так вот, я крайне редко захожу на те странички, но вот сегодня не устояла.
https://horoscopes.­rambler.ru/article/z­odiac/2592223/
И отсутствие кота ни как меня не смущает


Категории: За чем эти категории?
Начало "Вырезка" (Тонна ошибок нужно исправлять) Север I Чип I 07:36:59

Loading my night

­­
Еще пару часов назад, моя жизнь состояла из серых рабочих будней, выходных даривших мне немного красок, праздников и каких то мелких встреч с друзьями. Средний класс населения со средним доходом и "работой мечты" на которой хотя бы не плохо платят. Мои жизненные цели не чем не отличались от других, заработать побольше и хоть как то устроиться в жизни. Как оказалось жизнь может круто поменяться в один миг, все твое понимание окружающего мира измениться как и сам мир. Грань между настоящим и чем то фантастическим резко размоется, и покажет то, что скрыто под зановесом. Есть и другие миры, другая "земля обетованная", на которую мне угораздило попасть волей несчастного случая.
Меня зовут Константин, мне 26 лет и я только что стал "искателем", спросите чего? Я ищу дорогу домой.
Как это щас модно называть "утро началось не с кофе" а с жужжания мобильника под моим ухом. Значит пора было вставать на работу, ленивым движением пальца по дисплею сотового я отключил будильник. Я не из тех кто прикладывается в кроватку со словами "ещё пять минуточек" и всегда встаю по будильнику, затем меня ждут ленивые сборы, 5-7 минут ожидания на остановке и увлекательная поездка на работу "мечты" где мне приходилось вкалывать добрые 12 часов для моего нормального существования. За окном был октябрь месяц и погодка мягко говоря была скверной, и в свой выходной день я бы наверняка просидел дома залипая в игры или телефон увлеченный в переписки. Это эра гаджитов и зависимых от них людей так что карить за маральное разложение я себя не буду хотя и стоило бы. Например заниматься чем то полезным, читать книжки или удариться в спорт так как мягко говоря я был не в форме, с другой стороны жить мне это не мешало так что я оставлял все как есть. Но если смотреть правде в литцо это была банальная лень, в последствии я конечно же пожалел о своем мягко говоря разгильдяйстве но сейчас не об этом. Выйдя на улицу я спешно двинул к остановке где меня должен был забрать автобус. Дойдя в конце концов до места я как обычно полез в карман пытаясь достать пачку сигарет и зажигалку что бы получить порцию никатина с утра пораньше перед долгой поездкой на работу. Но увы сунув руку в карман своей кожаной куртки не того не другого там не оказалось, я невольно выругался про себя и повертел головой вокруг в поисках хоть одной курящей души поблизости, но увы подходящей жертвы небыло. Затем я вспомнил что через дорогу стоит маленький табачный лорек с уже выцветшей вывеской с надписью "дымок", глянул на часы в своем телефоне. Было 6:45, и зная пунктуального водителя автобуса который подъезжал без десяти времени у меня бы не так уж и много. Посмотрев на дорогу чтобы небыло машин я перебежал две сплошные и только бы зайти в ларек но тут меня опережает какой то мужик в сером как мыш пальто и по закону подлости долго не может выбрать что он хочет. Я снова посмотрел на часы и времени уже почти не оставалось. Наконец мужчина расплатился и сунув в окошко 150 рублей я попросил пачку винстона и зажигалку, женщина по ту сторону лениво заерзалась, медленными движениями рук начала вскрывать блок сигапет вытягивая оттуда несчастную пачку, выдернула зажигалку с подставки и начала отсчитывать мелоч как вдруг я обернулся к своей остановке и заметил что мой автобус уже подходит. Я выхватил с окошка пачку с зажигалкой плюнув на злосчастную сдачу и побежал к остановке застегивая на ходу карман. Последнее что я помню это невыносимая боль в ребрах и головную боль, затем тишина и все.
Вчера — среда, 15 августа 2018 г.
лиловый дождь открылся мне провидением chристопxep. 20:34:31

N or M?

Под неясным тусклым холодным голубым светом ночника в одну случайную ночь моя комната доселе чуждая стала моим Домом. неприступной стеной возвышалась надо мной сегодня распахнула двери и выпустила меня позволила коснуться своего ядра и заполнить его и теперь моя комната действительно моя комната тут мой запах тут моё имя вбито в фундамент. тени меня не трогают теперь ведь раньше путник сегодня в своём доме я спрячу амулет под подушку заклинание жёлтыми невидимыми чернилами обведу солнечным лучом. и если бы любая заблудшая душа холодная и неприступная открывала так передо мной двери её ядро я бы окутал любовью и такой нежностью что душа сама бы стала солнцем и глаза её расцвели розами сказочных бабочек и личные лилии пустили корни в сердце. ах если бы я мог коснуться пальцами людских ядер и распустить в них лилии...
Бродский. Renisan 10:32:52

«Вертумн»

I

Я встретил тебя впервые в чужих для тебя широтах.
Нога твоя там не ступала; но слава твоя достигла
мест, где плоды обычно делаются из глины.
По колено в снегу, ты возвышался, белый,
больше того - нагой, в компании одноногих,
тоже голых деревьев, в качестве специалиста
по низким температурам. "Римское божество" -
гласила выцветшая табличка,
и для меня ты был богом, поскольку ты знал о прошлом
больше, нежели я (будущее меня
в те годы мало интересовало).
С другой стороны, кудрявый и толстощекий,
ты казался ровесником. И хотя ты не понимал
ни слова на местном наречьи, мы как-то разговорились.
Болтал поначалу я; что-то насчет Помоны,
петляющих наших рек, капризной погоды, денег,
отсутствия овощей, чехарды с временами
года - насчет вещей, я думал, тебе доступных
если не по существу, то по общему тону
жалобы. Мало-помалу (жалоба - универсальный
праязык; вначале, наверно, было
"ой" или "ай") ты принялся отзываться:
щуриться, морщить лоб; нижняя часть лица
как бы оттаяла, и губы зашевелились.
"Вертумн", - наконец ты выдавил. "Меня зовут Вертумном".

II

Это был зимний, серый, вернее - бесцветный день.
Конечности, плечи, торс, по мере того как мы
переходили от темы к теме,
медленно розовели и покрывались тканью:
шляпа, рубашка, брюки, пиджак, пальто
темно-зеленого цвета, туфли от Балансиаги.
Снаружи тоже теплело, и ты порой, замерев,
вслушивался с напряжением в шелест парка,
переворачивая изредка клейкий лист
в поисках точного слова, точного выраженья.
Во всяком случае, если не ошибаюсь,
к моменту, когда я, изрядно воодушевившись,
витийствовал об истории, войнах, неурожае,
скверном правительстве, уже отцвела сирень,
и ты сидел на скамейке, издали напоминая
обычного гражданина, измученного государством;
температура твоя была тридцать шесть и шесть.
"Пойдем", - произнес ты, тронув меня за локоть.
"Пойдем; покажу тебе местность, где я родился и вырос".

III

Дорога туда, естественно, лежала сквозь облака,
напоминавшие цветом то гипс, то мрамор
настолько, что мне показалось, что ты имел в виду
именно это: размытые очертанья,
хаос, развалины мира. Но это бы означало
будущее - в то время, как ты уже
существовал. Чуть позже, в пустой кофейне
в добела раскаленном солнцем дремлющем городке,
где кто-то, выдумав арку, был не в силах остановиться,
я понял, что заблуждаюсь, услышав твою беседу
с местной старухой. Язык оказался смесью
вечнозеленого шелеста с лепетом вечносиних
волн - и настолько стремительным, что в течение разговора
ты несколько раз превратился у меня на глазах в нее.
"Кто она?" - я спросил после, когда мы вышли.
"Она?" - ты пожал плечами. "Никто. Для тебя - богиня".

IV

Сделалось чуть прохладней. Навстречу нам стали часто
попадаться прохожие. Некоторые кивали,
другие смотрели в сторону, и виден был только профиль.
Все они были, однако, темноволосы.
У каждого за спиной - безупречная перспектива,
не исключая детей. Что касается стариков,
у них она как бы скручивалась - как раковина у улитки.
Действительно, прошлого всюду было гораздо больше,
чем настоящего. Больше тысячелетий,
чем гладких автомобилей. Люди и изваянья,
по мере их приближенья и удаленья,
не увеличивались и не уменьшались,
давая понять, что они - постоянные величины.
Странно тебя было видеть в естественной обстановке.
Но менее странным был факт, что меня почти
все понимали. Дело, наверно, было
в идеальной акустике, связанной с архитектурой,
либо - в твоем вмешательстве; в склонности вообще
абсолютного слуха к нечленораздельным звукам.

V

"Не удивляйся: моя специальность - метаморфозы.
На кого я взгляну - становятся тотчас мною.
Тебе это на руку. Все-таки за границей".

VI

Четверть века спустя, я слышу, Вертумн, твой голос,
произносящий эти слова, и чувствую на себе
пристальный взгляд твоих серых, странных
для южанина глаз. На заднем плане - пальмы,
точно всклокоченные трамонтаной
китайские иероглифы, и кипарисы,
как египетские обелиски.
Полдень; дряхлая балюстрада;
и заляпанный солнцем Ломбардии смертный облик
божества! временный для божества,
но для меня - единственный. С залысинами, с усами
скорее а ла Мопассан, чем Ницше,
с сильно раздавшимся - для вящего камуфляжа -
торсом. С другой стороны, не мне
хвастать диаметром, прикидываться Сатурном,
кокетничать с телескопом. Ничто не проходит даром,
время - особенно. Наши кольца -
скорее кольца деревьев с их перспективой пня,
нежели сельского хоровода
или объятья. Коснуться тебя - коснуться
астрономической суммы клеток,
цена которой всегда - судьба,
но которой лишь нежность - пропорциональна.

VII

И я водворился в мире, в котором твой жест и слово
были непререкаемы. Мимикрия, подражанье
расценивались как лояльность. Я овладел искусством
сливаться с ландшафтом, как с мебелью или шторой
(что сказалось с годами на качестве гардероба).
С уст моих в разговоре стало порой срываться
личное местоимение множественного числа,
и в пальцах проснулась живость боярышника в ограде.
Также я бросил оглядываться. Заслышав сзади топот,
теперь я не вздрагиваю. Лопатками, как сквозняк,
я чувствую, что и за моей спиною
теперь тоже тянется улица, заросшая колоннадой,
что в дальнем ее конце тоже синеют волны
Адриатики. Сумма их, безусловно,
твой подарок, Вертумн. Если угодно - сдача,
мелочь, которой щедрая бесконечность
порой осыпает временное. Отчасти - из суеверья,
отчасти, наверно, поскольку оно одно -
временное - и способно на ощущенье счастья.

VIII

"В этом смысле таким, как я, -
ты ухмылялся, - от вашего брата польза".

IX

С годами мне стало казаться, что радость жизни
сделалась для тебя как бы второй натурой.
Я даже начал прикидывать, так ли уж безопасна
радость для божества? не вечностью ли божество
в итоге расплачивается за радость
жизни? Ты только отмахивался. Но никто,
никто, мой Вертумн, так не радовался прозрачной
струе, кирпичу базилики, иглам пиний,
цепкости почерка. Больше, чем мы! Гораздо
больше. Мне даже казалось, будто ты заразился
нашей всеядностью. Действительно: вид с балкона
на просторную площадь, дребезг колоколов,
обтекаемость рыбы, рваное колоратуро
видимой только в профиль птицы,
перерастающие в овацию аплодисменты лавра,
шелест банкнот - оценить могут только те,
кто помнит, что завтра, в лучшем случае - послезавтра
все это кончится. Возможно, как раз у них
бессмертные учатся радости, способности улыбаться.
(Ведь бессмертным чужды подобные опасенья.)
В этом смысле тебе от нашего брата польза.

X

Никто никогда не знал, как ты проводишь ночи.
Это не так уж странно, если учесть твое
происхождение. Как-то за полночь, в центре мира,
я встретил тебя в компании тусклых звезд,
и ты подмигнул мне. Скрытность? Но космос вовсе
не скрытность. Наоборот: в космосе видно все
невооруженным глазом, и спят там без одеяла.
Накал нормальной звезды таков,
что, охлаждаясь, горазд породить алфавит,
растительность, форму времени; просто - нас,
с нашим прошлым, будущим, настоящим
и так далее. Мы - всего лишь
градусники, братья и сестры льда,
а не Бетельгейзе. Ты сделан был из тепла
и оттого - повсеместен. Трудно себе представить
тебя в какой-то отдельной, даже блестящей, точке.
Отсюда - твоя незримость. Боги не оставляют
пятен на простыне, не говоря - потомства,
довольствуясь рукотворным сходством
в каменной нише или в конце аллеи,
будучи счастливы в меньшинстве.

XI

Айсберг вплывает в тропики. Выдохнув дым, верблюд
рекламирует где-то на севере бетонную пирамиду.
Ты тоже, увы, навострился пренебрегать
своими прямыми обязанностями. Четыре времени года
все больше смахивают друг на друга,
смешиваясь, точно в выцветшем портмоне
заядлого путешественника франки, лиры,
марки, кроны, фунты, рубли.
Газеты бормочут "эффект теплицы" и "общий рынок",
но кости ломит что дома, что в койке за рубежом.
Глядишь, разрушается даже бежавшая минным полем
годами предшественница шалопая Кристо.
В итоге - птицы не улетают
вовремя в Африку, типы вроде меня
реже и реже возвращаются восвояси,
квартплата резко подскакивает. Мало того, что нужно
жить, ежемесячно надо еще и платить за это.
"Чем банальнее климат, - как ты заметил, -
тем будущее быстрей становится настоящим".

XII

Жарким июльским утром температура тела
падает, чтоб достичь нуля.
Горизонтальная масса в морге
выглядит как сырье садовой
скульптуры. Начиная с разрыва сердца
и кончая окаменелостью. В этот раз
слова не подействуют: мой язык
для тебя уже больше не иностранный,
чтобы прислушиваться. И нельзя
вступить в то же облако дважды. Даже
если ты бог. Тем более, если нет.

XIII

Зимой глобус мысленно сплющивается. Широты
наползают, особенно в сумерках, друг на друга.
Альпы им не препятствуют. Пахнет оледененьем.
Пахнет, я бы добавил, неолитом и палеолитом.
В просторечии - будущим. Ибо оледененье
есть категория будущего, которое есть пора,
когда больше уже никого не любишь,
даже себя. Когда надеваешь вещи
на себя без расчета все это внезапно скинуть
в чьей-нибудь комнате, и когда не можешь
выйти из дому в одной голубой рубашке,
не говоря - нагим. Я многому научился
у тебя, но не этому. В определенном смысле,
в будущем нет никого; в определенном смысле,
в будущем нам никто не дорог.
Конечно, там всюду маячат морены и сталактиты,
точно с потекшим контуром лувры и небоскребы.
Конечно, там кто-то движется: мамонты или
жуки-мутанты из алюминия, некоторые - на лыжах.
Но ты был богом субтропиков с правом надзора над
смешанным лесом и черноземной зоной -
над этой родиной прошлого. В будущем его нет,
и там тебе делать нечего. То-то оно наползает
зимой на отроги Альп, на милые Апеннины,
отхватывая то лужайку с ее цветком, то просто
что-нибудь вечнозеленое: магнолию, ветку лавра;
и не только зимой. Будущее всегда
настает, когда кто-нибудь умирает.
Особенно человек. Тем более - если бог.

XIV

Раскрашенная в цвета зари собака
лает в спину прохожего цвета ночи.

XV

В прошлом те, кого любишь, не умирают!
В прошлом они изменяют или прячутся в перспективу.
В прошлом лацканы уже; единственные полуботинки
дымятся у батареи, как развалины буги-вуги.
В прошлом стынущая скамейка
напоминает обилием перекладин
обезумевший знак равенства. В прошлом ветер
до сих пор будоражит смесь
латыни с глаголицей в голом парке:
жэ, че, ша, ща плюс икс, игрек, зет,
и ты звонко смеешься: "Как говорил ваш вождь,
ничего не знаю лучше абракадабры".

XVI

Четверть века спустя, похожий на позвоночник
трамвай высекает искру в вечернем небе,
как гражданский салют погасшему навсегда
окну. Один караваджо равняется двум бернини,
оборачиваясь шерстяным кашне
или арией в Опере. Эти метаморфозы,
теперь оставшиеся без присмотра,
продолжаются по инерции. Другие предметы, впрочем,
затвердевают в том качестве, в котором ты их оставил,
отчего они больше не по карману
никому. Демонстрация преданности? Просто склонность
к монументальности? Или это в двери
нагло ломится будущее, и непроданная душа
у нас на глазах приобретает статус
классики, красного дерева, яичка от Фаберже?
Вероятней последнее. Что - тоже метаморфоза
и тоже твоя заслуга. Мне не из чего сплести
венок, чтоб как-то украсить чело твое на исходе
этого чрезвычайно сухого года.
В дурно обставленной, но большой квартире,
как собака, оставшаяся без пастуха,
я опускаюсь на четвереньки
и скребу когтями паркет, точно под ним зарыто -
потому что оттуда идет тепло -
твое теперешнее существованье.
В дальнем конце коридора гремят посудой;
за дверью шуршат подолы и тянет стужей.
"Вертумн, - я шепчу, прижимаясь к коричневой половице
мокрой щекою, - Вертумн, вернись".

1990

Категории: Стихи
понедельник, 13 августа 2018 г.
Обложка книги Акромантул в сообществе Квиддичное королевство 14:42:12
­­

Категории: Луна, Джинни, ОФ
воскресенье, 12 августа 2018 г.
Оборвалась Душа...улетела куда-то... Я на ощупь живу...без неё... FavoritkaLana 15:32:10
 
­­

Оборвалась Душа...улетела куда-то...
Я на ощупь живу...без неё темнота...
И на сердце моём только раны-заплаты...
И вокруг ни души...лишь одна пустота...
Мне никак без неё...в переулочках шарю
У Судьбы я своей...и ответа ищу...
Но Душа где моя...до сих пор я не знаю...
Тихо плачу ночами...без неё я грущу...
Значит, в люди пойду...и искать её буду...
Отыщу непременно, беглянку мою...
Без неё я никто...и никем дальше буду...
Ты вернись...не бросай меня в жизни...одну...


http://romualdovna.­ru/post439036243/


Категории: Стихи о душе, Стихи о женщине
четверг, 9 августа 2018 г.
Я не знаю как я выжила, правда не знаю...(часть 1) Eva Ell 21:54:08
Я не знаю как я выжила, правда не знаю...
Нет, я пишу это не выйдя только с ванной после неудачной попытки суицида. Я пишу это после нескольких лет, когда не считая этих самых попыток я умирала каждый день...
Сколько детей, подростков, нуждающихся в помощи, поддержке, которые выбирают разные способы привлечь к себе внимание, бунтуя, тем самым призывая к помощи, но никто этого не понимает, списывая все это на юношеский максимализм, мол перебесится. Увы, очень часто это не срабатывает и становится очень поздно.
Мой мир начал рушиться с 13-ти. Не то чтобы до этого было все гладко, но тогда все не приобретало размеров армагедона.
Наверное, если бы я сейчас собралась покидать этот мир, я бы поступила также как героиня сериала 13 причин почему Ханна Бейкер - записала кассету с суровой историей жизни, в которой описала все и всех из за чего вспорола себе вены, и дала бы прослушать все это своим обидчикам, чтобы проббудить в них хоть какое то чувство вины.
Но увы, сейчас я боюсь смерти. Точнее нет, не так, я наверное в какой то степени даже жду ее, просто не могу набраться смелости поспособствовать этому и смирно жду пока придет мой час.
Как думаете, что должно происходить в голове, чтобы решиться лишить себя жизни? Жесточайший хаос, и это правда страшно, когда ты не боишься нанести себе никаких физических увечий, не боишься ничего лишь бы притупить свою душевную боль и закончить со всем этим поскорее. И ты ждешь, правда, ждешь, пока кто-нибудь это поймет и остановит тебя, скажет, что все не так, что он рядом. Но...Этого не происходит.
В моем случае меня никто не остановил, я сама, я смогла. Я не смогла выбраться из всего дерьма, но я живу и сижу сейчас за чашечкой чая и пишу это с призывом к вам, к тем, у кого закрадываются мысли покончить с этой чертовой жизнь, я призываю не делать этого.
Я выросла в достаточно благополучной полноценной семье - в ласке и в любви. Папа, мама всегда уделяли мне много времени, баловали, говорили как меня любят. Мне повезло с этим, чего не могу сказать обо всем другом.
С насилием мне пришлось столкнуться еще в раннем детстве. Я росла в большой компании дворовых ребят, с которыми проводила все свое время лазая по деревьям, по крышам, разбивая коленки в кровь. Это было весело. Но были не только безобидные игры в виде догонялок, кулинарии в детской посуде, или же игр вроде охотники и утки. Были игры повзрослее. Я не хочу скрывать имен, пусть они останутся настоящими и может кто то когда то из моего окружения это прочитает и поймет что к чему и кто есть кто.
Меня принуждали. Я не хотела играть так, н я не могла дать достаточного отпора и после буквально второй безуспешной просьбы мол Валера,давай не будем, просто мирилась с условиями игры и играла в счастливую семейную пару, которая должна была импровизировать брачные сексуальные утехи верхом на жеребце, стонать, кричать и говорить как мне хорошо, как в то время его младшей сестре он строго настрого велел не выходить с соседней комнаты и притворяться, что она спит.
Помнится как неоднократно, я получала как говорят в народе поджопников и оплеух за то, что отказывалась играть не по правилам. В один день, после попыток отказать в игре и получив за это наказание, пришлось прийти домой с посиневшей от ударов ногами попой и это увидела моя мама. Но даже на ее вопрос о том, что случилось, я сказала, что просто сильно упала на бетонные плиты и она поверила. Вы спросите почему я промолчала? Этот вопрос в моей жизни можно задавать неоднократно и ответ на него будет где то позже...
У меня всегда были комплексы, с детства, и с каждым годом они только усиливались. В школе поводами для насмешек была моя внешность - не ровные зубы, прыщи в подростковом возрасте, на тот момент казавшийся высокий рост, за что меня называли кобылой и подпитывалось все это одним из важных аспектов - моя национальная принадлежность, которая была недостатком, когда живешь среди представителей другой нации. Я плакала в подушку ночами, задавая неоднократно Богу одни и те же вопросы - Почему я? Почему я такая? И молила, молила о помощи.
Переход в средную школу вообще был ознаменован многими событиями. Это такое чувство - с одной стороны и возвыщающее тебя(ты ведь уже взрослый), а с другой стороны - чем старше дети, тем бурнее фантазия и тем больше клеймо на тебя могут нацепить.
Не смотря на то, что в принципе я очень даже неплохо общалась со своими одноклассниками, ни с кем другим особо у меня наладить общение не удавалось. Оскорбления, колкости в мой адрес были обычным делом. Я же просто проглатывала в себе все это, делала вид, что я не услышала, либо отшучивалась и шла дальше.
И это время я считаю временем, когда моя жизнь пошла наперекосяк.
Я помню как это было - мы стоим с одноклассницей Альбиной на пороге школы, тут ударом ноги открывает двери Он, орет что то там своему другу на эмоциях. И как говорится в басне Крылова - В зобу дыханье сперло. Я не знаю чем он меня зацепил и что я тогда чувствовала(я не помню), но это была моя первая влюбленность. Он такой беспредельщик, хулиган, такой, какие как раз и нравятся девочкам в таком возрасте. Ренат - тогда это имя было на последних листах всех моих тетрадей и книг, им были исписаны все мои личные дневники. Альбина была его какой то дальней сестрой и она сливала мне о нем всю информацию, которой я не знала как пользоваться, но тщательно ее собирала.
Мы сидели с Алькой на турниках сзади школы и тут не выдержав она выпалила : Я не могла сдержаться и все таки рассказала Ренату о твоих чувствах. Земля ушла из под ног, я думала я провалюсь сквозь землю от накрывшего меня стыда. Иии...что? - только и смогла выдать я. -Он сказал, что ты тоже классная девчонка и ты ему очень нравишься. Думаю, что тогда происходило у меня в животе и какие круги наворачивали там бабочки рассказывать не нужно. Я жила в надежде, в надежде что он все таки решится, но он также проходил мимо и даже не смотрел в мою сторону.
Была ранняя зима, как сейчас помню - все бегали в гардеробную на нижнем этаже и кутались в пуховики, дабы отогреться на переменах. Был какой то там по счету урок кабардинского языка, на котором я могла сидеть и заниматься своими делами. Я любила писать стихи и к этому меня всегда сподвигало какое то просветление в жизни. Я была окрылена невинной влюбленностью и с приходом музы на уроке я решила сделать в своем дневнике некоторые наброски. - А что это у тебя там за блокнотик? - спросила Зарема, сидящая за задней партой. -Что ты пишешь? - проявив неподдельный интерес спросила Альбина. - Ничего.-захлопнув дневник и бросив его в портфель пробормотала я. Вскоре прозвенел звонок на большую перемену и я решила сходить в буфет за булочкой. По возвращению в классе особо никого не было и я присела за свою парту, решив спокойно за соком и булочкой дописать свои строки. Потянувшись за дневником - я его не обнаружила. Такого варианта я допустить не могла, высыпала все содержимое портфеля на стол, но увы... мои догадки о продаже подтвердились. И тут в голове промелькнуло ранее любопытство одноклассниц на уроке. Я ломанулась в коридор искать кого то из одноклассников, но девочек нашла не сразу. На том конце коридора все таки удалось услышать знакомый смех и цитаты строк из моего дневника. Сказать, что мне хотелось сквозь землю провалиться - это ничего не сказать. Я вырвала дневник из их рук и просто убежала. Сердце внутри колотилось как сумасшедшее. Я еле просидела последний урок и направилась в гневе сжечь дневник раз и навсегда.
Само собой, в скором времени обо всем, что там было узнал и объект моих мечтаний. Если честно, я тогда ожидала от него понимания.
Спускаясь вниз по лестнице я наткнулась на Рената с его другом Кантиком. - Это та самая Женя, которая посвящала тебе стихи и с которой ты собирался встречаться?- с ехидной улыбкой спросил он его. - Да она страшная, никогда в жизни. Так разбилась вдребезги моя первая любовь... Моя первая надежда, которая сменилась шквалом обиды и боли. Но слезы перед сном наверное все таки смывали и это потихоньку. Так я пережила первую неразделенную любовь. Это краткая биография моей любви, которая появится позже главных ролях среди тех, кто убил меня.



Музыка Billie Eilish, Khalid lovely
Категории: Жизнь


`Нечто > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
пройди тесты:
Ты и Каулитцы№9
АНИМЕ№7
Ready!Set!Лови Каулитца!№24
читай в дневниках:
Хогвартс
Здравствуйте, игроки. Перед вами самая...

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх